TALKовый бизнес
От банковских рисков — к сыроварению. Интервью с Ириной Крайновой. Часть 2
26 января 512 просмотров
TALKовый бизнес
От банковских рисков — к сыроварению. Интервью с Ириной Крайновой. Часть 2
26 января 512 просмотров

Елена Исупова
Елена Исупова

К выходу книги «Это норм!» мы запустили серию онлайн-интервью «Разбор успешных карьер». В них автор книги и карьерный стратег Елена Резанова разговаривает с теми, кто состоялся в своем деле. Цель эфиров — показать, что истории успеха не всегда такие гламурные, какими кажутся. Новый гостем рубрики стала Ирина Крайнова, основательница частной сыроварни Fromagelle. Публикуем продолжение беседы (прочитать первую часть можно здесь).

Елена Резанова: Ирина, мы говорили о том, что даже на любимой работе могут случаться спады, кризисы, выгорание. Поделись, пожалуйста, как ты заряжаешься? Как возвращаешь огонь?

Ирина Крайнова: Вернемся к истории про лето 2020-го, когда я оказалась в состоянии сдувшегося шарика. Мы с тобой давно друг друга знаем. И я всегда держу в голове твой совет отпустить ситуацию, дать себе возможность зарядиться, успокоиться, не мучить свой мозг, не пытаться из него что-то выжать (в таком состоянии он все равно ничего не выдаст).


Это норм!

А источник зарядки? Меня всегда заряжает Волга. Еще в прошлом году я попросила подарить мне на день рождения собаку. Сейчас меня заряжает она! Потому что утренние, вечерние, а порой еще и дневные прогулки заставляют руки-ноги двигаться, а они у меня всегда связаны с головой. Благодарна мужу за этот подарок: позитив, вечная любовь, горящие глаза собакена питают меня сейчас. К тому же в последнее время в голове был только бизнес. В кризис тем более все было нацелено на то, как вырулить, как выкарабкаться. Собакен меня немножко от этого увел — и голова встала на место.

ЕР: А сырные фестивали и мастер-классы сейчас не проводятся? Это же огромный источник энергии!

ИК: У нас было много офлайновых мероприятий. Мы не только сыр варили, но и часто приглашали гостей в свои стены, проводили мастер-классы, выездные дегустации. Я вообще люблю энергообмен с гостями. Без этого не было бы самой любимой части моей работы — общения с такими же повернутыми на сыре людьми, с сыроманами.

Дегустации сыра и вина, мастер-классы начали проводить еще в 2016 году. Сейчас у нас остался только такой формат, как сырные свидания, потому что есть ограничения: к нам приходят в гости по двое, максимум по четверо людей.

Но в прошлом году и фестиваль состоялся. Мы поехали в Подмосковье, решили с мужем, что будем использовать все возможности, и привезли награды. Это были два конкурса: «Лучший сыр России» и «Лучший сырный сомелье». И это тоже, конечно, энергетически потрясающе.


Сырный фестиваль в Италии. — Фото из инстаграма сыроварни

Е.Р.: Какова роль случайности в твоем успехе? Я имею в виду вот что: бывало ли, что события происходили не потому, что ты их четко запланировала, а потому, что они просто происходили? Вдруг с какими-то людьми ты знакомилась, которые в дальнейшем сыграли существенную роль в твоей истории или просто какие-то возможности тебя находили.

ИК: Конечно, Лена! Мне кажется, дорожка и складывается из этих встреч, может быть, чуть-чуть корректируется какой-то угол, какой-то градус. У меня сейчас потрясающее окружение коллег. Мы познакомились с моей французской коллегой в прошлом году на фестивале (были вместе в жюри). Следом же, буквально в октябре прошлого года, она приехала ко мне в Саратов на празднование годовщины сырной лавки, провела шикарную лекцию для моих саратовских покупателей. Для Саратова это было интересное событие, получилась такая романтическая атмосфера, мы говорили про сыр. Сейчас мы с Галиной дружим, общаемся, запустили новый онлайн-проект «Сообразим сырку на троих». Так вот встречу с ней я не планировала, Галина меня сама догнала и сама со мной познакомилась.

Таких историй очень много. В прошлом году в Москве мы вообще не планировали резких движений в развитии бизнеса. Только хотели убедиться, что делаем хороший продукт. Но когда приехали, в первый день — а всего было четыре дня продаж — один из наших сыров (мы привезли туда больше двадцати позиций) сделал половину выручки. Для нас стало открытием, что именно этот сыр, именно этот продукт зажигает эмоции у тех, кто его пробует. Мы такого не ожидали, правда. И когда мы вернулись обратно, нас все начали засыпать заявками на этот сыр, нам сказали: «Даже не сомневайтесь, делайте на него ставки, у вас суперпродукт получается». Но мы же не рассчитывали на дальнейшее развитие, тем более в 2020 году! Сели с мужем и говорим: «Ну что? Рядом есть свободная площадь, прямо продолжение нашей сыроварни, есть хорошее сырье, есть отработанный рецепт и отработанная технология. Было бы глупо, если бы мы на него не сделали ставки, не стали развивать эти направления?..» И стали развивать. Это та самая случайность, которая сама нас догнала.

ЕР: Слушай, какие интересные истории! Потрясающе. Если еще чем-то хочешь поделиться, рассказывай.

ИК: На самом деле таких неслучайных случайностей достаточно много. По весне мы запускали новый проект — онлайн-дегустации с рестораном. На самом деле эти встречи мне просто приснились. Не знаю, как это случилось, но я с этим проснулась — в полседьмого утра, — а в семь я уже набирала своего знакомого-ресторатора, через пять минут все было готово. Мы рассчитали, как будем продвигать, сколько все будет стоить, как будет выглядеть..

ЕР: Я видела анонсы и фотографии этих событий, когда людям доставлялись наборчики…

ИК: Да-да-да! У меня по телу побежали мурашки, потому что вспомнила эти встречи… Мы целый день развозили дегустационные наборы: четыре пластиковых бутылочки с вином, пластиковый контейнер с сыром. А вечером собирались. Это в период карантина, когда все сидели по домам. Доходило до того, что в конце говорили: «Давайте, ребята, уже петь песни!»


Фото из инстаграма сыроварни

ЕР: Дальше хочу спросить тебя вот о чем. Все получилось здорово, но на старте ты этого не знала. Когда ты принимала решение, не было никаких заверенных вселенной документов, в которых было бы написано: «Ирина, иди, все будет прекрасно». Как ты себе отвечала на вопрос про гарантии, про то, что из этого получится?

ИК: Всегда вспоминаю прочитанную однажды историю про даму 65 лет, у которой было желание заняться любимым делом. Она не решилась, а в 90 лет, будучи еще очень бодрой, энергичной, на ногах и при отличном здоровье, вспоминала себя шестидесятипятилетнюю и говорила, что у нее столько времени было впереди. Представляете? И она жалела, что полжизни могла заниматься любимым делом, но не воспользовалась этим. Я тоже не в молодом возрасте переступила этот порог. Никаких гарантий не было, и точка опоры в виде работающего в банке мужа тоже через несколько лет ушла.

Сейчас мы с мужем работаем вместе в одном бизнесе. И у нас нет никаких гарантий. Есть только мысль, что, если не попробуем, потом будем жалеть.

Ну это точно так же, как в 45 лет я прыгнула с парашютом. Я себе в 45 задала вопрос: «О чем я буду жалеть на смертном одре в первую очередь?» Первое, что пришло на ум, — что я не прыгнула с парашютом, потому что очень хотела это сделать. Я поехала и записалась в наш аэроклуб, где еще Гагарин прыгал, — и сиганула. После сказала: «Все… Это замечательно, но больше этим я заниматься не буду, цель достигнута!»

Да, мы говорили про бизнес с мужем и решали. Да, гарантий нет, да, никто не скажет нам, что это выстрелит или что это будет долго нас держать на плаву. Я и сейчас не знаю, насколько долго мы продержимся на плаву и как все у нас будет получаться дальше. Но мысль о том, о чем я буду жалеть когда-то, меня мотивирует. Потому что сожаление о том, что ты даже не попробовал, будет больше. В любом случае: не получается что-то одно — получается что-то другое.


Фото из инстаграма сыроварни

ЕР: Да, конечно.

ИК: Не получается один сыр сварить, мы варим другой сыр. Не получается одно мероприятие запустить, мы пробуем запустить другое. Все равно же что-то получается сделать. Мы же не расслабляемся!

ЕР: А какой самый главный урок ты вынесла из своей истории?

ИК: Мне кажется, самый главный урок еще впереди. Из-за своей истории я, наверное, когда-то буду гордиться собой. У меня взрослая дочь, взрослый племянник, у меня достаточно много молодежи в окружении…

Мне хочется верить, что мой разворот — точнее, поворот — молодым людям, которые выбрали какую-то свою профессию, будет примером.

Хотя пример — это слишком пафосно. Но моя история может показать, что не каждое увольнение, не каждое сокращение — это катастрофа. Меня сокращали, кстати, три раза за банковскую карьеру, первый раз в 1998 году, кризис ипотечный в 2008 году, я тогда работала в американском банке Morgan Stanley… Много было таких, мне казалось, крушений. Но на самом деле можно выруливать, выруливать неплохо, с удовольствием. Хочется показать моим детям, что не нужно унывать, если у них впереди что-то подобное случится. Хотя мы с дочкой учим друг друга. Я, может быть, даже и не ринулась бы с сыр, если бы мне дочь не показала, что можно делать какие-то фантастические вещи. Когда она удачно поступила, закончила классный вуз, поучилась за рубежом, стала классно работать, я подумала: «У меня такая дочь, а что же я-то? Я же сижу как нытик в банковском офисе и грущу». У нас происходит взаимная подпитка.

ЕР: Огромное-огромное спасибо за эту историю и тебе, и ей. Спасибо, что была такой открытой с нами!

Видеоверсию беседы можно посмотреть здесь.

Обложка поста — фото из инстаграма сыроварни

Похожие статьи