TALKовый бизнес
Четыре мифа о карьере: опыт Игоря Манна
29 октября 487 просмотров
TALKовый бизнес
Четыре мифа о карьере: опыт Игоря Манна
29 октября 487 просмотров

Дарья Гордеева
Дарья Гордеева

К выходу книги «Это норм!» мы запустили в инстаграме серию онлайн-интервью под названием «Разбор успешных карьер». В них автор книги и известный карьерный специалист Елена Резанова разговаривает с людьми, чей путь в профессии можно назвать образцовым. Первым гостем стал Игорь Манн — один из основателей издательства МИФ.

Разговор был посвящен самым популярным стереотипам о поисках себя. Оказывается, дорога из точки А в точку Б даже у самых успешных специалистов вовсе не такая ровная, как об этом принято думать. Вот четыре мифа о карьере, которые Игорь Манн опровергает собственным опытом.

Миф 1



Это норм!

Считается, что мы правильно управляем своей карьерой, если знаем ответ на три вопроса: «Кем вы будете через 5 лет», «Какая ваша главная цель в работе?», «Какие шаги помогут вам достигнуть цели?».

— Мне кажется, только к концу карьеры, когда уже видишь пенсию, можешь сказать, где и кем ты закончишь. Да и то не факт — пенсию могут продлить, а могут наоборот проводить вас раньше, как сейчас, в эпидемию коронавируса, когда людей старше 65 лет не очень рады видеть в числе сотрудников.

Когда я закончил Московский Институт Управления, то в нем же и остался работать. Мне очень нравилось преподавать, у меня были счастливые студенты, я реально получал удовольствие от работы. И думал, что так и закончу свой профессиональный путь. Тем более что преподаватели в вузах тогда были высокооплачиваемыми специалистами, к этой профессии относились с большим уважением.

Но потом началась перестройка, и все преподаватели быстро обнищали. Студенты подтолкнули меня к тому, чтобы уйти из вуза — и я им за это очень благодарен. Хотя до сих пор ностальгирую по тем временам и с удовольствием выступаю с лекциями.

Что я буду издателем, маркетологом, маркетером — этого я и предположить не мог.

А уж что стану одним из ведущих специалистов по маркетингу, буду сидеть и разговаривать вживую с Филиппом Котлером, что поеду к нему в гости в США — о таком я даже не мечтал.

Миф 2

Многие считают, что профессиональный кризис, то есть ощущение, что ты пришел не туда, — это сигнал об ошибке, которую мы сделали ранее. Например, выбрали не ту деятельность. Или что с нами просто что-то не так. А вот у тех, кто выбирает истинное призвание, не бывает ни кризисов, ни выгорания.

— И кризисы, и выгорания у меня всегда были, и до сих пор случаются. Первый кризис произошел, когда мне нужно было уйти из Института. Там у меня была размеренная работа, которая позволяла еще и подрабатывать копирайтером в рекламном агентстве. Помню, как я сидел и взвешивал «за» и «против». И в результате пошел работать в коммерческую структуру менеджером по маркетингу и коммуникациям.

Потом меня пригласили поработать коммерческим директором. Это снова был кризис, потому что зарплата была выше в два раза, но и зона ответственности была раз в десять больше. Я постоянно думал, справлюсь или нет, ведь я всю жизнь ненавидел продавать.


Фото из инстаграма Игоря Манна

Следующий кризис случился, когда меня позвали на вакансию регионального директора по маркетингу в Австрии. Нужно было переехать за границу и отвечать за 68 стран мира. При этом английский у меня был так себе. Мы с женой долго сидели, разговаривали и в итоге решили — поедем попробуем, что мы теряем.

Потом наступил кризис среднего возраста. Когда я увидел, что многие студенты, которые учились у меня, и многие мои однокурсники создали свои бизнесы. А я находился в Австрии и думал — вот просижу здесь до пенсии, буду тем же региональным директором по маркетингу, максимум, что изменится — мне еще немного поднимут зарплату. Так мы поняли, что пора возвращаться в Россию.

Меня часто спрашивают, не жалею ли я, что вернулся в Россию. Оглядываясь назад — нет, но тогда, конечно, переживаний было страшно много.

В 2008 году случился очередной кризис — я потерял работу директора по маркетингу в компании, которая занималась недвижимостью. С того момента я уже больше ни на кого не работал.

Честно говоря, я не знаю карьер, где все было бы гладко. Все знакомые меняли свою работу. Кризисы случаются, конечно, реже, чем смена сезонов, но все же достаточно часто. Я бы сказал так: «где карьера — там и кризисы».

Миф 3

Еще один посыл, витающий в воздухе: если мы на своем месте, значит то, чем мы занимаемся, должно нас радовать, у нас должны постоянно гореть глаза, а на работу нужно ходить как на праздник.

— Любой управленец знает, что есть четыре фактора, демотивирующих сотрудника: сам руководитель, рабочее место, коллеги и характер работы. Мне везло с характером работы — в этом плане глаза горели всегда.

Но были и исключения. Когда я приехал в Австрию, то сразу же помчался «в поля». Уехал в командировку и за неделю побывал в семи странах. Возвращаюсь — меня вызывает босс с вопросом, где я был. Отвечаю, что ездил, знакомился, мосты наводил. На это он сказал, что моя работа — сидеть в офисе и писать отчеты.

Конечно, со временем я поднаторел и в этом, но глаза горели, только когда появлялась возможность умотать в другую страну, увидеть полевых директоров по маркетингу, встретиться с командами и партнерами. Это был косвенный признак того, что пора возвращаться в Россию.

Мой тогдашний партнер Миша Иванов хорошо уловил эту мою неудовлетворенность работой. И говорит — сколько еще ты будешь работать директором по маркетингу, давай сделаем свой бизнес, который увлечет тебя на всю жизнь и будет источником дохода.


Фото из инстаграма Игоря Манна

В декабре прошлого года я выступал в отеле «Президент» с короткой презентацией. Когда закончил, организаторы вызвали мне машину. Подъезжает Мерседес, водитель открывает мне дверь и говорит по-английски: «Good Evening». Когда я сказал, что вообще-то говорю по-русски, он очень удивился: «У вас глаза человека, который не обременен вот этими всеми русскими проблемами».

Мне кажется, когда глаза горят, у нас у всех немного нерусский вид. Но не всегда даже любимая работа вызывает удовольствие.

Бывает, выступаешь с темой, которая меньше нравится. Бывает аудитория, в которой чувствуешь враждебность. Бывает, утром встаешь сразу на спаде и буквально вытаскиваешь себя из кровати. Нужно понимать, что чаще всего это связано не с работой, а с внешними факторами — той же погодой или биоциклами.

Миф 4

На старте нового витка карьеры люди часто ищут гарантии, что они смогут заработать в той или иной теме. И, если таких гарантий нет, то часто просто не идут вперед.

— Когда работаешь наемным менеджером, то, конечно, понимаешь вилку зарплат, в которой будешь находиться. А вот когда начинаешь работать сам на себя, то и представить не можешь, сколько будешь зарабатывать. Когда мы начинали МИФ, то планировали быть знаменитыми и богатыми уже через год. В итоге знаменитыми мы стали года через два, богатыми — только через четыре.

Гарантировать доход предпринимателя очень сложно. Во-первых, везде высокая конкуренция. Когда еще лет пять назад меня спрашивали, в какую нишу можно пойти, я легко находил ответ. Сейчас у меня такого ответа нет, я не вижу ниш, в которых нет конкуренции и есть устойчивый спрос. В наше время в любой бизнес нужно идти, сто раз подумав, с четким позиционированием и инвестициями.

Как говорил Клинт Иствуд, «хотите гарантий — купите тостер».

Более того, сейчас ты ничего не можешь гарантировать человеку, которого берешь на работу. Исключение — разве что Швейцария и страны Скандинации, которые обещают каждому человеку базовый доход. Я не знаю, к чему это приведет — мне кажется, к полному расслаблению человечества. Когда ты понимаешь, что тебе хватит на хлеб с маслом, и располагаешь при этом высокоскоростным интернетом, велик риск быстро прирасти к дивану.

Можно гарантировать только то, что ты выйдешь на охоту, а вот что вернешься с деньгами — этого гарантировать не может никто.

Похожие статьи