Кругозор
Самоиграющие арфы, искусственный интеллект, пандемия, рабочие места и будущее человечества
22 сентября 229 просмотров
Кругозор
Самоиграющие арфы, искусственный интеллект, пандемия, рабочие места и будущее человечества
22 сентября 229 просмотров

Антон Бахарев
Антон Бахарев

Оказывается, страхи по поводу сокращения рабочих мест из-за машин — явление отнюдь не новое. Их историю можно проследить примерно до 350 года до н. э., когда Аристотель заметил, что механизированные ткацкие станки и самоиграющие арфы могут привести к падению спроса на рабский труд. С тех пор беспокойство, связанное с машинами, то нарастало, то затухало, обычно достигая максимума в периоды стремительного технического прогресса. О взаимоотношениях человека и искусственного интеллекта — этот материал, подготовленный по книге «Устойчивы к будущему».

Наступление машин

В 1928 году в The New York Times появилась статья под заголовком «Наступление машин чревато вынужденной праздностью», в которой специалисты предрекали, что новое изобретение — фабричное оборудование, работающее от электричества, — вскоре превратит ручной труд в анахронизм.

После Второй мировой войны, когда больше предприятий начали внедрять в производство роботов, все снова заговорили о том, что рабочие обречены. Говорят, в 1970 году Марвин Минский, ученый из Массачусетского технологического института, которого часто называют отцом искусственного интеллекта, сказал, что «пройдет от трех до восьми лет — и у нас будет машина с интеллектом уровня среднего человека».

Эти страхи так и не стали явью.

Но сейчас беспокойство по поводу ИИ вспыхнуло с новой силой. Утверждается, что ИИ приведет к коренным переменам в обществе и мировой экономике. Попытки ученых спрогнозировать положение на рынке труда, например исследование Оксфордского университета, показавшее, что 47% рабочих мест в США находятся под «серьезной угрозой» автоматизации в течение ближайших двадцати лет, усугубляют ощущение надвигающейся катастрофы. В 2017 году уже трое из четверых взрослых американцев полагали, что ИИ и автоматизация будут больше способствовать сокращению, чем созданию рабочих мест, и большинство думали, что технологии расширят пропасть между богатыми и бедными.

А потом пришел COVID-19. Весной 2020 года был введен локдаун с режимом самоизоляции. Пандемия поменяла планы автоматизации в IT-компаниях. Новым было то, что теперь они стремились довести до всеобщего сведения, как они проводят автоматизацию. Ведь роботы не болеют, и компании, сумевшие заменить людей машинами, могут спокойно производить товары и предоставлять услуги, пока свирепствует вирус. Потребителей автоматизация тоже радовала, поскольку позволяла сократить контакты с другими людьми. Пандемия стала оправданием для беспрецедентных шагов по автоматизации, и ответной реакции можно было не бояться.

И компании автоматизировали и автоматизировали, а потом автоматизировали еще немного.

Два года за два месяца

В целом пандемия COVID-19, по-видимому, подтолкнула автоматизацию на годы, если не на десятилетия вперед. Крупнейшая консалтинговая компания McKinsey окрестила это явление «грандиозным ускорением». CEO Microsoft Сатья Наделла объявил, что его компания «за два месяца выполнила двухлетний план перевода процессов в цифровое поле».

Опрос, проведенный в марте 2020 года аудиторской компанией EY, показал, что 41% корпоративных руководителей стали больше инвестировать в автоматизацию, готовясь к посткоронавирусной эпохе. Дэвид Отор, экономист из Массачусетского технологического института и ведущий эксперт по автоматизации, назвал пандемию «катализатором автоматизации» и предсказал, что она поспособствует внедрению технологических трендов, которые будут сохраняться еще долго после отступления вируса.

Пандемия продемонстрировала некоторые преимущества автоматизации убедительнее, чем это могла бы сделать любая экспертная группа в Давосе.

Благодаря роботам и ИИ компании продолжали поставлять важнейшие продукты даже при росте заболеваемости среди работников. ИИ и автоматизация производства помогли фармацевтическим компаниям ускорить поиски эффективных методов лечения и разработку вакцин. Миллиарды людей, сидевших по домам и опасавшихся тесных контактов, положились на автоматизированные интеллектуальные услуги Amazon, Google и Facebook — и их холодильники по-прежнему были забиты, а социальные контакты не прерывались.

Ключевые специалисты

В то же время пандемия выявила ряд ограничений автоматизации и показала, что очень многие важные задачи пока нельзя переложить на машины. Заговорили о «ключевых специалистах» — людях, чей труд необходим для функционирования общества, и выяснилось, что многие из них работают не в технической, финансовой или какой-нибудь другой престижной отрасли, а в относительно малопривлекательных сферах, таких как уход за больными, ремонт машин и сельское хозяйство.

Мы также увидели, что некоторые виды деятельности почти невозможно перевести в виртуальный формат. Стоило нам просидеть пару месяцев перед экранами, превратившимися в единственный канал общения, как многих настойчиво потянуло обратно в реальный мир. Некоторые школьники и студенты, вынужденные учиться дистанционно, жаловались, что не узнают ничего нового и не получают никакого удовольствия. Офисные служащие, запертые по домам, жаждали вернуться на свои места, где легче работать в команде и продвигаться по службе. («По „Зуму“ никто не получает повышения».) Люди, которым в первые месяцы пандемии вполне хватало виртуального общения, начали нарушать правила социального дистанцирования, чтобы вместе с друзьями поесть в ресторане, выпить в баре, сходить на концерт или посетить церковную службу.

Оказалось, что машины не способны ни заменить человеческое взаимодействие, ни дать нам всё необходимое для движения вперед. И, возможно, это никогда не будет им под силу.

Движущая сила прогресса

Мы постоянно слышим: «Автоматизация — это наша судьба». Особенно в Кремниевой долине, где о техническом прогрессе говорят так, словно это набирающий скорость поезд и либо мы в него вскочим, либо он нас переедет.

Однако эта точка зрения ошибочна. И в глубине души мы все это сознаём. С тех давних пор, как Homo sapiens впервые потер одну о другую две палочки, чтобы добыть огонь, движущей силой технического прогресса всегда были человеческие желания. Печатный станок, паровой двигатель, социальные сети — не возникло же всё это из ниоткуда, новенькое, как с иголочки, и уже интегрированное в жизнь общества. Мы их придумали, приняли соответствующие законы и правила и решили, чьим интересам они будут служить.

Кроме того, инновации не нечто непреложное, и предыдущие поколения успешно боролись за ограничение распространения таких губительных изобретений, как ядерное оружие, асбестовые изоляционные плиты и свинецсодержащая краска, олицетворявших в свое время технический прогресс.

Независимо от того, считаете вы, будто ИИ и автоматизация принесут человечеству благо или причинят вред, вы не должны забывать, что в них нет ничего предопределенного.

Не алгоритмы, а руководители решают, заменять ли людей машинами.

Не роботы, а законодатели определяют, какие ограничения установить на новейшие технологии вроде распознавания лиц и таргетированной рекламы в интернете. Разработчики новых форм ИИ могут влиять на то, как будут устроены эти новые инструменты, а пользователи — решать, приемлемы ли они с моральной точки зрения. Вот и вся правда об ИИ-революции.

Нет никакого надвигающегося машинного переворота, нет армии злобных роботов, замышляющих восстать и обратить нас в рабство. Есть только люди, решающие, в каком обществе мы хотим жить.

Из книги «Устойчивы к будущему».

Рубрика
Кругозор

Похожие статьи