TALKовый бизнес
НеБанкир Борис Дьяконов: «Меня прёт, когда получается что-то сделать для этого мира»
27 февраля 2017 24 935 просмотров
TALKовый бизнес
НеБанкир Борис Дьяконов: «Меня прёт, когда получается что-то сделать для этого мира»
27 февраля 2017 24 935 просмотров

Лариса Парфентьева
Лариса Парфентьева

«Вот вам анекдот про краткий рецепт успеха. Василий Иванович Чапаев выиграл чемпионат по задержке дыхания под водой. И вот он выныривает, ему вешают на шею медаль. Подбегает Петька и говорит: «Василий Иванович, поздравляю! Но ты ведь ни плавать, ни нырять не умеешь? Как так?». Чапаев: «Если честно, Петька, то я просто трусами за корягу зацепился».

Этот анекдот любит рассказывать Борис Дьяконов, руководитель банка для предпринимателей «Точка» (финансовая группа «Открытие»). Потом он добавляет, что примерно так и пришел в бизнес: зацепился трусами за корягу.

Когда я готовилась к интервью с Борисом, у меня постоянно возникал вышеозвученный вопрос «Как так?».

Я читала про него «Учился на философа, потом был пастором методистской церкви, потом попал в банк», и думала: «Пастор попал в банк? Как так?».

Потом Борис вырос от инженера интернет-технологий, который «делал сайтик для одного банка», до руководителя «Банка24.ру». У банка отозвали лицензию, но в СМИ это назвали «самой красивой смертью». Клиенты несли цветы к офису, а петицию с просьбой вернуть лицензию подписали более 8 000 предпринимателей. А еще банк расплатился со всеми долгами.

И снова этот вопрос: «Как так? Почему люди не проклинают развалившийся банк, а несут цветы и просят его вернуть?».

В декабре 2014 года команда из 400 человек, работавшая в Банке24.ру «реинкарнировалась» в виде банка для предпринимателей «Точка». Как показывает индекс лояльности, клиенты обожают компанию, и называют сервис и технологии «Точки» «сверхсознательными».

…Борис отказывается называть себя банкиром, говорит, что в нём «всё не так» и уверен, что быть предпринимателем — это чуть-чуть мутация.

Читайте ниже, как вписать собственную уникальность в большой проект, что его двигает вперед, нужен ли стартовый капитал и почему в жизни обязательно должно быть немножко damage.

— Борис, скажу честно: когда я читала вашу историю, у меня была куча вопросов. Вы учились на философском факультете, потом были пастором, читали проповеди, а потом вдруг стали инженером по интернет-технологиям в банке. Во-первых, я не понимаю, как пастор попал в банк.

— История была следующая. Да, я учился на философском факультете, был пастором методистской церкви, потом поехал учиться в Америку, а потом вернулся в Россию и хотел чуть-чуть поработать. К этому моменту я научился делать всякие веб-сайтики, чуть-чуть админить UNIX-системы. И я пришел на собеседование к крупнейшему интернет-провайдеру в Екатеринбурге. Они меня не взяли. А один местный банк в это время очень хотел сайтик. И они упросили меня пойти к ним. Это было летом 98-го года.

— Хорошо. А потом — пошло-поехало — вы росли в банковской сфере, ступенька за ступенькой и, наконец, стали руководителем «Банка24ру». У банка отозвали лицензию, вы выплатили все деньги вашим клиентам. Клиенты вас обожали, писали петицию и в конце 2014 года вы вернулись с проектом «Точка». В какой момент вы вдруг поняли, что вы, оказывается, банкир?

— Я до сих пор не называю себя банкиром. Не думаю, что у меня призвание быть банкиром. У меня призвание делать сервисы, от которых людям хорошо, и вкладываться в других людей, чтобы те делали сервисы, от которых другим хорошо. Просто так случилось, что эти сервисы чаще вокруг финансов и платежей.

— Я почему вас мучаю так подробно на этот счет. Люди всегда просят спросить у героев интервью: «Узнай, как они добились таких высот! Как они пришли к этому?». А герои отвечают: «Да фиг его знает». Там нет ни одной истории типа «я поставил себе цель и шел к ней». И вот вы тоже в ответ на эти вопросы любите рассказывать анекдот про Чапаева и корягу.

В прошлом интервью Алексей Васильчук — известный ресторатор — говорит, что тоже попал в ресторанный бизнес случайно. Говорит, занимался строительным бизнесом, и потом — бац — все как в тумане, и вот он уже совладелец большого ресторанного холдинга.

— Это больше похоже на правду, чем истории про кто-то поставил цель и к ней упорно шёл. Я не очень могу представить, что бывает, когда ты дойдёшь до поставленной цели. «Ок, я дошёл до цели и что дальше?».

— Хорошо, тогда задам вопрос так. Что вами движет все эти 20 лет?

— Две штуки. Первое: мне просто нравится создавать что-нибудь сервисное. Мне нравится работать в зоне «изменения опыта потребления». Прозвучало как научное определение, да?

Объясню проще. Есть продукты, которые мы привыкли потреблять определенным образом. Например, обычное такси. И вот появляется, скажем, Uber. Вроде функция та же самая: твою попу везут из точки А в точку В. Но при этом опыт, который возникает в результате, совершенно другой, не говоря о том, что цена ниже и так далее.

Мне нравится менять что-то в области взаимодействия людей с занудными сервисами. Привносить в них легкость и полезность.

Вторая штука, которая меня прет, это командная работа с людьми. На стыке вот этих двух штук мы и создаем все свои продукты.

— А если говорить про «Точку». Какую услугу или какой сервис вы сделали круто, вот прямо лучше всех?

— Да всё, пожалуй. Правда. Там внутри столько есть всего прекрасного! Для предпринимателей, которые внешнеэкономической деятельностью занимаются, это вообще лютый трэш. Мы полностью переизобрели процесс.

Еще сейчас растёт класс — я их называю «вынужденные предприниматели» — когда человека сделали ИП-шечкой, чтобы он мог оптимально налоги платить. Для них вести ИП — это целый геморрой: «Куда бежать, что сдавать?». А мы прямо из интернет-банка за него считаем все налоги.

«Когда дело не в деньгах, а в чём-то большем, деньги становятся закономерным следствием. Сегодня Точка вышла на безубыточность. И это — следствие нашего с вами успеха. Полтора года назад мы решили стать самым удобным и полностью дистанционным банком для малого бизнеса. За эти полтора года нашими клиентами стали 40 000 предпринимателей по всей стране, и это только начало. Мы будем и дальше шагать по стране, делать мир удобным для бизнеса и доставлять счастье предпринимателям. Спасибо всем, кто верил, помогал, ругал и был рядом.

— Из поста в социальных сетях банка «Точка», октябрь 2016 года

 Когда вы сделали репост этой записи в соцсетях, то вы написали такую фразу: «Нормально делай — нормально будет». Что вы сделали «нормально» в вашем конкретном случае?

— Правильный ответ — всё. Второй правильный ответ — ничего. Потому что куда взгляд ни падает — мне всё не нравится. Я такой профессиональный «недовольщик». Все говорят: «Когда ты уже чего-нибудь хорошее скажешь?». Ну как тут говорить хорошее, если ещё столько всего можно улучшить?!

— Вы вышли на безубыточность за 1,5 года. Это вообще быстро для банка?

— Да, это хорошо. Обычно подобные проекты выходят на безубыточность за 3-5 лет.

— Ну так почему у «Точки» все складывается так хорошо?

— Если честно, то надо просто любить своего клиента, и рано или поздно вокруг этого создастся известный бренд. Был американский фильм «Поле его мечты», в котором чувак строил стадион. В нем была такая фраза: «Build it and they will come» (Построй это и они придут). Вот что-то из этой серии.

«Наша сила в том, что мы всегда очень сфокусированы на нашем клиенте. На тех людях, которые вкладывают свою силу, энергию, душу в то, чтобы менять мир.

У новых сотрудников я всегда спрашиваю: „Вы ели сегодня?“. Они говорят: „Да?“. Я говорю: „Вы сегодня одеты?“. Они говорят: „Да!“ И вот это все появилось благодаря предпринимателям. А мы здесь для того, чтобы делать их жизнь хоть чуточку лучше».

— Из выступления на Bitrix Day

Про костюм бутерброда, scrum и опыт Zappos

 Я знаю, что у вас в офисе есть комната, которая называется «Скрамочная». Как изменились процессы, когда появился SCRUM? Эффективнее стало?

— Смотря в чём мерить эффективность. Мне кажется, что мы стали более гибкими. Хотя моя мама всегда говорит: «Если кажется — перекрестись».


Скрам-доска, — фотография Катерины Гофман

— А вообще «гибкость» — это что такое в вашем понимании?

— Чарльзу Дарвину приписывают фразу «Выживает сильнейший». Но в оригинале его фраза звучит так: «[Выживает]…не самый сильный, не самый умный, но тот, кто готов адаптироваться к изменениям». Например, отзыв лицензии у «Банки24.ру» — это тоже изменение. Гибкость — это как раз про это. Мы смогли выжить благодаря тому, что быстро приспособились к изменениям.

«Иногда берешь яхту в аренду, и там есть такая игра. Ты берешь ее в аренду у чартерной компании, и задача ее сдать, чтобы тебе не насчитали штрафов. А штраф могут насчитать за все: за разбитую кружку, за тарелку и так далее.

Как-то в Турции я сдавал яхту в чартере. И пришел приемщик — старый, хорошо поживший моряк-турок. Посмотрел, сказал мне заветные для чартерного капитана слова «no damage», у тебя нет штрафов. А потом добавил, что «a good captain is a one who sank the ship» — «хороший капитан это тот, кто утопил корабль».

Мне это показалось такой дичью. Я такой: «Ты что имеешь в виду?», а он говорит: «Слушай, я не хочу, чтобы ты утопил именно этот корабль, но, вообще, если ты сдал все без damage, ты, наверное, особо не научился».

— Из интервью Олегу Тинькову

— Я знаю, что вы ездили в Лас-Вегас перенимать опыт у Zappos. А какая Zappos-овская идея вас вдохновила?

— Эдуард Пантелеев, вдохновивший в своё время Банк24.ру и с которым вместе мы всё делали, вытащил нас и ребят из Кнопки туда. Когда люди читают книжку Тони Шея, то кажется, что в Zappos собралась такая толпа фриков, которые всегда на позитиве. Но я заметил, что в Zappos дохрена регулярного менеджмента. На тот момент там даже чуть-чуть армия была. Но такая ответственная и радостная армия. На каждый случай жизни формочки, опросники, процессы, измерения.

— Выходит, там много жестких процессов, да? Нет такого, что там только бабочки-бабочки-бабочки?

— Да, это первое, что меня вштырило. Второе — это то, насколько ребята сфокусированы не на тапках, которые они продают, а на опыте, который они создают.

И третья штука, которая меня потрясла, это уровень осознанности их рядовых манагеров.

Их штаб-квартира находится в даунтауне Лас-Вегаса — это даже хуже нашего Нижнего Тагила. Там в массовке нет никого даже с подобием высшего образования. Короче, там живут такие ПТУшники, которых жизнь прямо потрепала.

Но при этом, когда с ними говоришь — с обычными рядовыми манагерами — ты понимаешь, что их уровень осознанности и ответственности выше, чем был у нашего топ-менеджмента на тот момент. И я прям охренел от этого!

— Короче, ласвегасовкие ПТУшники оказались на полсантиметра выше вас — топ-менеджеров.

— Если бы только на полсантиметра, я бы это себе как-нибудь объяснил. Они были значительно выше.

— Я смотрела интервью директора одной крупной компании, который утверждал, что руководитель должен погружаться во все процессы. Он рассказывал, что переоделся в костюм бутерброда и ходил раздавал листовки. А насколько вы разбираетесь во всех процессах?

— Я должен сознаться в одной вещи. Я никому в ней ни разу не сознавался. Готовы? Я ни разу не ходил в костюме «бутерброда».

— Это очень печально:)

— Банкиры часто относятся к тем, кто обслуживает клиентов типа из серии мальчики, девочки там что-то отвечают… На самом деле — это пипец как сложно. Я, конечно, могу ребятам из нашего он-лайн офиса что-то подсказать, но иногда я сажусь рядом с ними и с таким мистическим ужасом смотрю, как они бегают и нажимают на разные кнопочки. И потом я ухожу оттуда с мыслью: «Блин, кнопочек надо делать явно меньше».

Про стартовый капитал, ген предпринимательства и отмазки

— Многие читатели спрашивали про стартовый капитал. Как вы думаете, отсутствие стартового капитала — это все-таки отговорка или нет?

— С одной стороны, глупо отрицать, что стартовый капитал нужен. С другой стороны, я ещё не видел ни одной ситуации, где успех произошёл бы благодаря ему. У людей есть иллюзия, что деньги — это волшебный ингредиент. Ты его добавляешь — и бац — приходит успех. У меня есть друг, который начал делать мощный промышленный стартап. И в начале 90% стартового капитала так бездарно…как это сказать…

— Скажите корректно…

— Короче, он его проср*л. Но думал, что проинвестировал. А дальше, на оставшиеся 10%, он в условиях дефицита денег, смог придумать реально красивые финансовые, инженерные и сбытовые решения. С деньгами он бы ничего из этого не сделал.

Люди думают:»У меня бизнес убыточный; надо добавить денег — и всё сложится». Как правило, нет. Просто на выходе человек будет бегать от кредиторов с ещё бОльшим долгом.

— То есть, получается, отсутствие денег — это просто отмазка.

— Нет, это не отмазка. Это объективная реальность: они либо есть, либо нет. Но многие ей прикрываются. Иногда это очень удобный способ думать, из серии «Вот была бы я метр восемьдесят с правильными параметрами — всё бы у меня в жизни было хорошо; а я метр семьдесят пять, поэтому никто меня не любит».

— Более десяти лет назад появилась информация о том, что есть ген предпринимательства. Якобы учёные выявили 42 общие черты тех, кто успешен в бизнесе. Если бы вы открывали этот ген, из чего бы он состоял?

— Из всего того, чего у меня нет.

— Гениальный ответ. А чего у вас нет?

— Мне кажется, мне дерзости не хватает. У меня есть своя теория про предпринимателей. Я считаю, что это люди, у которых есть мутация, толкающая их делать шаг в неизвестность.

Вот подумайте: с точки зрения биологии больше шансов выжить у того, кто сидит дома. У того, кто готовит кашу, разгадывает сканворды, смотрит телевизор, пьёт пиво.

А теперь подумайте про людей, которые поехали открывать Америку на корабликах. Чтобы снарядить корабль и поехать на край земли — туда, где ещё никто не был — это же надо обладать чуть-чуть мутацией. Это какие-то абсолютно другие мотивы, другая система ценностей, другое чувство риска — всё другое. И вот мне хочется думать, что современные предприниматели — это в некотором смысле потомки тех, кто плыл на этом корабле.

— Отличная теория! А это можно развить в себе или это врождённое?

— У меня есть любимый русский писатель, товарищ Гончаров. Он всю жизнь просидел в своей деревне и написал «Обломова», по большому счёту, с себя. Был консервативный и работал, кажется, в МИДе.

А потом взял и сгонял в экспедицию на военном парусном корабле. Экспедиция длилась 2,5 года, он написал об этом «Фрегат «Палладу». Он потом вернулся домой и опять всю жизнь не выходил из своей деревни. Мне кажется, эта история даёт надежду всему человечеству.

— Еще одна отличная история. Кстати, те же люди, которые открыли ген предпринимательства, вывели такую странную статистику: что 20% британских и американских предпринимателей —дислексики: Брэнсон, Тёрнер, Форд. А какой у вас «баг» есть? Что в вас не так?

— Всё. У меня вообще всё не так. У меня память плохая. Я ленивый. Всё не так.

— Я видела, у вас над рабочим столе висят разные бумажки: какие-то девизы, слоганы, духоподъемные цитаты. У вас там появилось что-нибудь новенькое?

— Да, у меня как появилась новая бумажка. Это классическая цитата из Business Relations Владимира Герасичева. У них есть хорошая формула: «Результат ≠ Отсутствие результата + Красивая история об этом». Короче, это о том, что результатом не считается красивая история о том, как у тебя что-то не получилось.

— Слоган банка «Дело не в деньгах». А в чём дело конкретно для вас?

— Меня просто прёт. Прет, когда получается что-то сделать. Прёт от работы с командой, от того, как мы все вместе растём и меняемся. Прёт, когда получается что-то делать для этого мира.

Блиц-опрос:

—Лучшая книга для предпринимателя — это…

— Библия.

— На что вы готовы, не задумываясь, потратить последние деньги?

— На переживания.

— Какое главное открытие о мироустройстве у вас случилось недавно?

— Я понял, что будущее — это сейчас.

— Исходя из своего жизненного опыта, опыта ведения бизнеса — о чём в своей жизни вы знаете точно?

— Что я сейчас живой.

Благодарю за помощь в организации интервью Юлию Архипову

Читайте также: интервью с Евгением Деминым (SPLAT), Артемом Агабековым (Фабрика Окон).

Похожие статьи