Формула менеджмента
Наперекор всему: уроки стойкости от израильского лидера
12 июня 335 просмотров
Формула менеджмента
Наперекор всему: уроки стойкости от израильского лидера
12 июня 335 просмотров

Дарья Гордеева
Дарья Гордеева

Реализация любого крупного проекта заставляет нас сталкиваться с трудностями. Даже если этот проект жизненно необходим целой стране. Так случилось со строительством ядерного центра Димона в Израиле, о котором рассказывает в своих воспоминаниях Шимон Перес. Этот случай — хороший пример того, как уверенному в себе лидеру удалось реализовать идею, несмотря на препятствия, которые поджидали со всех сторон. Разбираем ситуацию подробнее.

 

Зачем это было нужно?

Израиль всегда проявлял интерес к ядерной энергии. Использовать ее страна собиралась исключительно в мирных целях. У Израиля не было нефти и доступа к пресной воде: ядерная энергия могла решить обе проблемы.

Робким мечтам здесь не место

Кроме того, власти страны понимали, как важно делать ставку на передовые технологии и инвестировать в новейшие разработки. Поэтому строительство центра ядерных исследований Димона в пустыне Негев казалось делом первостепенной важности.

Инновации — это всегда подъем в гору, но редко на этом пути встречается столько препятствий, сколько возникло сейчас

Однако все оказалось не так просто. Приступив к реализации проекта, Шимон Перес столкнулся с полным непониманием — как со стороны научного сообщества внутри страны, так и среди союзников за рубежом. Его идея не просто не встретила поддержки — ее всеми силами старались убить на корню.

Сложность № 1: отсутствие опыта и знаний

Решение: искать союзников

В середине 50-х годов, когда лидер страны Бен-Гурион принял решение о строительстве ядерного реактора, ближайшим союзником Израиля была Франция. Она же считалась самой передовой страной Европы в области ядерной энергетики, располагала квалифицированными командами инженеров и исследователей. Вот почему за помощью решено было обратиться именно к ней.

Переговоры должен был вести Шимон Перес, уже зарекомендовавший себя в международной дипломатии. «Это была беспрецедентная просьба, и я ожидал, что наши друзья ответят отказом, — вспоминает он свои ощущения от поставленной задачи. — Тем не менее я чувствовал, что если такое соглашение и возможно в принципе, то именно с Францией. И я решился».


Шимон Перес вошел в историю как один из самых талантливых переговорщиков. Источник

Смелая просьба неожиданно нашла отклик — и французское руководство ответило согласием.

Сложность № 2: отсутствие поддержки

Решение: иметь рядом «своих людей»

Вернувшись в Иерусалим после успешных переговоров во Франции, Шимон Перес столкнулся с полным непониманием внутри страны. Голда Меир, министр иностранных дел, утверждала, что такой проект повредит отношениям Израиля с Соединенными Штатами, глава «Моссада» Иссер Харель выражал опасения по поводу советского ответа. Глава комитета по международным отношениям напомнил, что такой дорогой проект планируется в момент жесткой экономии, когда государство с трудом может накормить своих жителей.


Давид Бен-Гурион (слева) и Шимон Перес (справа) всегда были соратниками. Источник

Не сомневался в проекте лишь один человек — Давид Бен-Гурион. На тот момент он занимал пост премьер-министра Израиля и всецело доверял Шимону Пересу в вопросе строительства реактора. Именно это доверие, по заверениям самого политика, помогало ему не отступить.

Я был готов честно и добросовестно смириться с неудачей, но лишь полностью убедившись, что мои усилия соответствовали оказанному мне доверию

Сложность № 3: отсутствие финансов

Решение: привлечь инвесторов

Министр финансов Леви Эшколь сразу заявил, что от него Шимон Перес не получит ни гроша на строительство реактора. Единственным вариантом было найти частных инвесторов, готовых вложиться в проект.

Вот что пишет об этом сам Перес: «Мы взялись за телефоны и провели крайне эмоциональные, очень личные (и абсолютно конфиденциальные) переговоры с некоторыми из самых надежных спонсоров Израиля по всему миру. За короткий срок мы собрали достаточно денег, чтобы покрыть половину стоимости реактора, — более чем достаточно, чтобы начать собирать команду».

Сложность № 4: неодобрение научного сообщества

Решение: обратиться к молодым ученым

Физики старшего поколения из самого престижного в стране Института Вайцмана однозначно высказались против строительства Димоны. Они считали это не проектом будущего, а заблуждением, и не хотели иметь к этому никакого отношения.

Тогда Шимон Перес обратился в Израильский технологический институт в Хайфе, где нашел группу ученых и инженеров, готовых рискнуть. Но, так как они не обладали достаточным количеством компетенций, их отправили на учебу во Францию.

А чтобы семьи ученых согласились променять жизнь в Хайфе и Тель-Авиве на далекую пустыню, ради них построили целый город со школами, современной больницей, торговым центром и даже салоном красоты.


Съемки строящегося ядерного объекта на территории Израиля изрядно всполошили мировую общественность. Источник

Что в итоге?

Димона стала не только крупным исследовательским центром в Израиле, но и мощным оружием мирного сдерживания в регионе. Лидеры арабского мира утвердились в мнении, что Израиль обладает ядерным оружием, и один за другим отказывались от развязывания конфликтов. К середине 90-х годов страна заключила мирные соглашения с двумя давними «врагами» — Египтом и Иорданией.

Цель проекта состояла не в том, чтобы развязать войну, а в том, чтобы ее предотвратить

Сейчас, спустя годы, невозможно сказать, как складывались бы успехи Израиля по установлению мира с соседями на Ближнем Востоке. Но то, что наличие Димоны сыграло в этом существенную роль — неоспоримый факт.

Решимость израильских лидеров, их вера в себя и в свои высшие цели, поддержка со стороны близкого окружения и умение находить нестандартные решения — все это помогло воплотить в жизнь проект, казавшийся смелой и неосуществимой мечтой.

 

По материалам книги «Робким мечтам здесь не место»

Фото на обложке — Unsplash.com

 

Похожие статьи